Пацан с бараков

Хотелось рассказать о бараках, даже не о самих бараках и общеизвестных фактах их истории, а о простых всех этих окружавших меня людях, прошедших через мою жизнь, так сказать, изнутри, без прикрас - как жили, чем дышали, что любили. Я полагал, что мои детские годы будут красочными - как палитра, но оказалось, что они банально, черно-белые, даже безразлично серыми.

Начало своего существования вообще - я стою в рубашечке-ночнушке босиком на холодном полу, прижимая к себе подушку, а какой-то дядька меня отчитывает. А я не могу ему объяснить, что младший брат Ленька захотел есть и я просто хотел его покормить! Я слез с печи, растопил плиту (в 4 года!) и нагрел кружку с водой на плите, нашел какой-то сухарь и накормил брата - он сейчас спит - можете проверить! А подушка мне нужна, чтобы по стелиться на плите - там же тепло!...

Немного из истории еврейского населения Микашевич

Микашевичи в 19 – нач. 20 в. – село Мозырского уезда Минской губернии. В 1920–39 – в Полесском воеводстве в составе Польши, в 1939–91 – в составе БССР. В 1919 в Микашевичах проживало 200 евреев, в 1921 – 178 (18%), в середине 1930-х гг. – около 400 евреев. В 1913 евреям принадлежали обе галантерейные, единственные бакалейная и бакалейно-мануфактурная лавки.

Судьба семьи в судьбе страны

Поисково-исследовательская работа выполнена и представлена для участия в патриотическом марафоне «Возьми, мой внук, в наследство Память», посвящённого 70-летию освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков и 70-летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне (в рамках республиканской акции «Спасибо солдатам Победы за то, что не знаем войны»).

Продолжение рассказа Леонида Вертеля "Из жизни послевоенных Микашевич"(Школа)

В послевоенных Микашевичах было три центра притяжения, вокруг которых, так или иначе, вертелась жизнь местечка. На первом месте шел райком партии, куда сходились все нити хозяйственно-политического управления  районом, на втором - заводоуправление, командовавшее лесопильным производством  и на третьем… правильно, школа!

Продолжение рассказа Леонида Вертеля "Из жизни послевоенных Микашевич"

Почему северная окраина Микашевичей называлась Рудней, никто из моих знакомых в те годы не знал. Рудня и Рудня. Лишь позже удалось вычитать, что деревень с таким названием в Белоруссии хоть пруд пруди. У одних только соседей на Гомельщине больше десятка. А назывались так места по той причине, что в старину имели отношение к выплавке железа.