Пацан с бараков. Часть 5

Вскоре, после того, как продали корову, батя прибежал с работы и со словами : "Бегом собирайтесь - мы переезжаем!" , схватив что-то из одежды, побежал. Мама тоже стала торопливо собирать все подряд в дерюгу. Схватила сестру на руки, крикнула нам с братом :"А вы-  несите лавку!", тоже убежала.  Мы с братом, держа лавку на весу, тоже бегом почему-то, рванули в ту сторону, куда убежали родители.
Батя нас встретил и показал новую хату, да не хату, а хоромы: две комнаты  ( !), да еще какие!

Пацан с бараков. Часть 4

Добавлю, что эта часть улицы утопала в цветах, создавалось впечатление: между хозяйками домов - происходит конкурс на звание лучшего цветника улицы.

Дом Яши Прищика также утопал в цветах и яблоневых кронах, имел Яша троих детей, среди которых на особом счету был средний - Дмитрий, (уличная ФИО - Митик или, как его звали мы, Минджа)

За ними проживал Данилевич со своей женой Ирой, в девичестве - Кмито, работавшей мастером тарного цеха завода, называемого между собой, "бабьим царством" - там работали почти все женщины бараков.

Из истории еврейского гетто в Микашевичах

В память о печальной дате 6 августа 1942 в судьбе еврейского населения нашего города повторно публикуем статью о воспоминаниях еврея-партизана Мордхе Кравца, перевод  с идиша воспоминаний еврея-партизана Мордхе Кравца, выполненный Абрамом Жемиховским, о скитаниях и лишениях, выпавших на местечко Ленин. Хочется ознакомить наших читателей с его воспоминаниями о гетто в местечке Микашевичи.

Пацан с бараков. Часть 3

По восточной стороне улицы, после 10го барака, стояло еще два: №№ 16 и 18 – «семейный» и «общага». В 16-м проживали семьи Лабутина, Олиферко, Пилипцевичей, Хацкевичей, Музыко, Копа, Петрик и высокая старушка с двумя дочерьми, до военными, что фамилии их не отложились в моей детской памяти (что не удивительно). В 18-м - общежитии семьи так быстро менялись, что этот калейдоскоп трудно восстановить, но постараюсь, хотя бы долгожителей: кузнец-хохол Шурыгин, после его отъезда туда вселились Салей, Тончинские, Кулакевичи, Войтовичи, Хотяновичи, Кривульцы, Гусаки, Крук.

Какие и люди и чем мне запомнились особо? 

Лабутин имел два сына - Жора и Вася (Васятка). Любил очень разводить садовые деревья, посадил виноград одним из первых на бараках и рьяно оберегал его от посягательств шпаны. "Отметился" анекдотической, если ее можно назвать, ситуацией.

Пацан с бараков. Часть 2

Через непродолжительное время, когда родители были на работе, стучится к нам какой-то дядька в полувоенной форме и фуражке. Первая мысль в детской голове - вот, пришли за батей забирать в тюрьму! Я долго не открывал, но проходивший сосед меня успокоил и я впустил его в квартиру. Он, положив свой портфель с двумя пряжками на стол, спросил где родители и не слушая ответ, пошел по квартире искать розетку. Что мог сделать или сказать этой советской инквизиции пацан еще даже в школу не ходивший? Но я уже тогда знал, что за розетку с зарплаты берут очень большие деньги (налог называется). Вот этот дядька и был с этих органов. Нужно сказать, что вместо розеток люди применяли хитрое приспособление: лампочка выкручивалась, а вместо нее вкручивали штуковину со шнуром, на конце которого была розетка. Батя даже от выключателя отказался: надо свет - вкрутил лампочку, не надо - выкрутил и все!